Что не так со сбережениями, фондовым рынком, акциями и ETF? Ищем господина, который платит за все

Короче, когда три месяца назад я придумал первую версию этого поста, я подумал с замиранием сердца: “Черт, а ради этого мировые элиты пойдут на Третью мировую.”

Потом, когда пару недель назад дописывал, успокаивал себя — ну не настолько же они безумны. Из-за этого сильно затормозился, ибо нужно было каждое утверждение выверять источниками.

Ну а потом Путин установил новую планку нормальности, и я решил — да пофиг, и так сойдет.

Так что для нас с вами, под очередными сиренами, пишу эти посты. Для момента тягучей пустоты, когда все сводки из фронта закончились, и нужно чем-то занять глаза. Которая, быть может, немного прояснит смысл происходящего.

Кто я такой, чтобы судить о вкусе инвестиций? Я несколько лет кормил семью, помогая американским студентам-финансистам — анализовал право, разбирал кейсы выходов на биржу и банкротств, заполнял всяческие бумаги для биржи и налоговой. Мои клиенты получали A и A+. Так что я немного да знаю, как финансы выглядят со стороны финансистов, а не их клиентов.

Психотронная Тюрьма


Часть 1. Вместо вступления

Ну а теперь набрали воздуха. Чем ближе человек к теме инвестиций, и чем больше он читает паблики, а не професиональную литературу, тем тяжелее ему воспринять без крика боли следующие слова.

Кхм-кхм.

Фондовый рынок — это игрушка дьявола не для обывателей вроде нас с вами. А пирамида вроде крипты, только для крупных игроков вроде пенсионных фондов, государств и наследственных капиталов. Которая может ебнуть в обозримом будущем, о чем говорит массовое привлечение физических лиц на биржу и зеленая повестка.

И более того, сдувание “пузыря” фондового рынка выгодно элитам. Настолько, что может привести к войне сколь угодно большого масштаба, вплоть до Третьей мировой….

Untitled-2.png

Так! Я вижу, что ты делаешь! Руки прочь от кнопки “Покинуть канал”.

Давайте не будет нервничать. Отпииска — не выход. Не жми, подумай: ты еще молодой, шутливый.

Я опытный в спорах человек и знаю, что интеллектуалы в сверхлегком весе реагируют на крамольные идеи просто — исключают их из поля внимания. Тем более, бюджеты маркетинга в United Brokers, Robinhood и прочих биржевых посредикам годами тратились на то, чтобы превратить сомнения в фондовом рынке на атрибут недалекого нищего человека.

Но давайте вспомним о простом правиле — если что-то существует, то это кому-то выгодно. А если понять, кому это выгодно, то становится ясно что происходит на самом деле. Все же мы умные и знаем о том, что конспирология — это инструмент подавления невыгодных идей.

Ну а то, что кому-то выгодно, дабы мы заходили на фондовый рынок, сомневаться не приходится. В Россию на массовый рынок финансовые инструменты вроде торговли акциями пришли давно. В Украину вот только заходят Монобанк, нр с ноги. Вастрик пишет статьи о том, как копить с помощью акций, в Инстаграме уже крутится целевая реклама курсов трейдинга.

Короче, в зависимости от вашей локации в СНГ и уровня доходов, каждый утюг либо уже давно просит купить акции, либо только собирается вас попросить. Ибо акции, на самом деле, оказывают вам услугу — это самый простой способ сохранить заработанные деньги от инфляции, и даже заработать на накоплениях.

И с одной стороны, это правда; выбора получше нет. С другой стороны, акции — это ресторан, в котором господин, который заплатит за все — это ты, диванный инвестор.

Сегодня — прямо как в посте о веганах-анархистах и фермах-государствах — мы поговорим об общеизвестных вещах. Которые по сути своей абсурдные и дикие, но стали нормой. И держатся они исключительно потому, что так принято, и на вере в то, что финансовые элиты и центробанки не настолько глупы, чтобы нарушать статус кво.

Психотронная Тюрьма

Типа, как Европа была недостаточно глупа, чтобы нарушать Версалький Мир 1919 года. Или как Путин был недостаточно глуп, чтобы нападать на Украину. Ну, вы поняли.

Поехали!


Часть 2. Инфляция — мать инвестиции

Итак, быстрый ликбез по финансам. Даже если вы волк из Уолл Стрит, пропускать его не стоит — вернуться к основам всегда полезно.

Как и любая жидкость, деньги в чистом виде испаряются. Но когда в воде молекулы не держатся и улетают в виде пара, денежную массу первращает в пар инфляция.

Мы тут все люди интеллигентные, так что знаем, что инфляция — это когда ценность денег со временем падает. Сегодня за 100 долларов купил целую телегу еды, через год на эту сумму на кассе могут разве в лицо плюнуть.

Поэтому если ты отложил из зарплаты 100 долларов под матрац, то спустя некоторое время они превратятся в тыкву. Это хреново — ты потратил время своей жизни и усилия на работу, а ее плоды утекают сквозь пальцы на глазах.

Так что экономическая теория приказывает обывателям — нужно инвестировать. То бишь, менять деньги на что-то другое. Что-то, что растет в ценности и можно перепродать. Инвестиция — это кровь и пот твоего труда, закупоренные в бутылке.

Причем инвестиция должна расти в ценности быстрее, чем инфляция ценность сжирает. То есть, положить деньги на депозит в банке — тоже инвестиция. Но если ставка по депозиту меньше 7.5% годовых в долларе — именно такая инфляция была в 2021 году в США — то ты тупо теряешь деньги.

Депозит все равно выгоднее матраца. Но недавно рунет узнал из статьи Вастрика, что в развитых экономиках есть отрицательные ставки по депозиту. Мало инфляции, сам банк отбирает деньги, кушая полпроцента каждый год.

В общем, когда у тебя завелись деньги больше пары зарплат — государство у тебя их отберет, если имеет на то силы. Напрямую, налогами, или косвенно, инфляцией. Так что нужно инвестировать. Так-то точно с твоими деньгами ничего не случится!..

Правда?

На этом этапе, давайте все вспомним, что инфляция — это главная наебочка последних пары столетий.

С одной стороны, инфляция — плохо. А потому с ней борются все нацбанки, кроме всяких Зимбабве или старой Белоруссии, где все миллионеры.

А с другой стороны, нам пытаются активно втюхать, что инфляция — это хорошо. Потому что инфляция выгодна. Выгодна элитам, выгода и государству — как способу элит диктовать свою волю в честности.

Если деньги обесцениваются, хомяки-цивилы не будут их копить, наращивая силу и возможности конкурировать с элитами — а будут тратить. Тратить в принадлежащих элитам бизнесах, на принадлежащие элитам товары. Покупать у элит недвижимость, в конце-концов.

Поскольку тема регулярно триггерит читателей, уточняю: в Лондоне элиты такие же, как в России или Нигерии, просто владение правом они обосновывают по-разному.

Элиты так же убеждают, что инфляция выгодна и нам! Ведь часть бизнесов, в которых тратят товары, принадлежат нам с вами. А наемники получают зарплату от бизнесов; чем лучше продажи — тем выше зарплаты и соц. гарантии. И вообще, рост экономики — это рост всего…

Правда?

Только при этом, 80% всей существующей денежной массы США было напечатано за 2021 и 2020 год [пруф][оф.источники для пруфа пруфов].

Untitled

И США не одни такие умные среди стран. Просто взять и напечатать денег на обслуживание долгов, обязательств и на хотелки — прямо детская мечта. Которая преследует всех, но сбывается когда ты становишься правительством и можешь себе позволить.

Из-за этого деньги и обесцениваются. Ведь если бумажек становится больше, а ценность товаров не растет, то уже ценность самих бумажек падает.

И в этот момент инфляция становится орудием принуждения. Ведь если мы не можем накопить капитал — хоть какой-то, не говоря о достаточном вхождении в элиту — мы вынуждены работать, чтобы обеспечить себе жизнь. А чем дольше мы будем работать, тем выгоднее это элите.

Вот вы и ознакомились с частью “Майн Кампфа”. Без шуток. Невменяемые любители русского мира и борьбы с нацизмом сейчас будут невероятно рады, но Гитлеру инфляция тоже не нравилась. Более того, историки называют патологическую любовь Веймарской Республики к печати денег причиной, по которой немцы пошли на Вторую Мировую.

Забавы с деньгами в Веймарской Республике.

Забавы с деньгами в Веймарской Республике.

Однако, мы отвлеклись от темы. Деньги испаряются, и нужно консервировать их в инвестициях. Но во что инвестировать?


Часть 3. Четыре всадника оценки инвестиции.

Но во что инвестировать? К ужасу начинающего инвестора, можно купить слишком много всякой дичи.

Поэтому финансовая наука придумала удобные характеристики.

Рост — то понятно. Но растет в цене все: начиная от урожая кофе Индии 2030 года, заканчивая наклейками “Love is”. Предсказуемость роста — это уже лучше. Но чем более предсказуемый рост, тем меньше риски; а чем меньше риски — тем меньше заработки.

По всему миру инвестируют в жилье. Это понятно — людей становится больше, планета не растягивается; следовательно, жилье растет в цене. Конечно, есть риски: человейники могут разрушиться вскоре после недобросовестной постройки, из старого фонда могут насильно выселить при реновации в менее дорогие районы. Да и дом могут уничтожить физически другие люди и сама планета.

Но даже так, квартира — это конкретная и осязаемая вещь, всегда восстребованная и всегда нужная. На крайний, ею можно воспользоваться самому или поселить детей.

Но если инвестировать в недвижимость, есть проблемы. Проблемы настолько типичные, что они есть у всех инвестиций. И потому стали их харастеристиками.

Я их приведу в своей интерпретации, потому что у нас тут не первый курс экономики и должно быть весело.

Предложение

Первая проблема. Хорошая квартира в хорошем районе стоит большие деньги, и ее нужно еще найти. Квартиры же в человейниках за кольцевой, которые при ближайшем экономическом кризисе станут не нужны, постоянно на рынке.

Короче, чтобы сделать хорошую инвестицию, приходится думать.

Порог входа

Вторая проблема. Квартиру не приобрести с зарплаты не получится — чем развитей страна, тем дороже жилье. Чтобы приобрести жилье, нужно иметь на руках уже недюжинную сумму. А так как жилье при этом может расти в цене еще быстрее средней инфляции… Ой-вей, на квартиру уже не накопить.

Короче, чтобы сделать хорошую инвестицию, нужно уже что-то иметь за душой.

Ликвидность

Третья проблема — ликвидность. Так как инвестиция — это консервация ценности денег, то рано или поздно ее придется превратить обратно в деньги. Даже с самой ходовой квартирой это геморрой: сбор документов, нотариусы, верификация денег покупателя, сложные передачи прав, суды и налоги. А если хочется продать жилье срочно, это подразумевает скиду — то есть, срыв нагулянного против инфляции жирка ценности, ради которого все и затевалось.

Короче, хорошую инвестицию легко сбыть с рук в случае нужды.

Предложка Ютуба спрашивает, а вы уже и знаете почему. К слову, в здании на превью начинает свой путь главная героиня нашей книги.

Предложка Ютуба спрашивает, а вы уже и знаете почему. К слову, в здании на превью начинает свой путь главная героиня нашей книги.

Риски

Ну а еще они, да. О рисках мало говорится в рекламе по диванным инвестициям, хотя эта характеристика самая простая. Чем выше шанс твоих денег превратиться в тыкву, тем риск больше; чем надежнее дело — тем ниже риски.

Короче, риски — шанс проебаться по полной.

Финасовая наука, рыночек и закономерности реального мира порешали так, что чем выше риск — тем больше выгода. Пример прост: депозит в хорошей стране у вас не отберут, но он не приносит навара. В учебниках, приемлемый риск оценивают в 5-10% годового навара от размера изначальной инвестиции. А крипта может дать плюс 2000%, но чаще дает минус всё.

А если купить российские акции на текущем падении, то в случае закругления угрожающих движений тазом Путина, можно умножить инвестицию даже в два раза в короткий срок. Но если западные элиты затянут себе и таки введут санкции, способные реально вредить российской экономике, то акции превратятся в бумагу. (Что и случилось, в итоге).

И мы подходим к классической проблемы науки про инвестиции. А именно: все инвестиции — говно.

Ну вот те же квартиры малоликвидные и сверхрисковые. Сколько людей вбухали деньги в недвижимость в Киеве — вряд ли сейчас они могут их вывести, чтобы покинуть страну. Некоторые инвестиции уже сгорели от русских снарядов. Кроме того, квартиры еще и подсасывают постоянно кровь в виде налогов, квартплаты, комуналок, и инвестиций в поддержание продавабельного вида.

Идеально, конечно, чтобы инвестиция сама генерировала деньги — вроде бизнеса или коммерческой недвижимости. Однако коммерческая недвижимость под сдачу — это всё та же недвижимость. Только предложение меньше, порог входа выше, затраты больше. И ты, в итоге, занимаешься бизнесом вместо консервации ценности.

Ну а найти хороший бизнес, где тебе позволят купить долю и при этом ничего не делать — сложно. Да и желающих войти, когда такой бизнес находится, громадная очередь.

При этом бизнесы как бы не против продать долю и привлечь денег, вы не подумайте. Однако обязательства перед ранними прямыми инвесторами настолько велики, а их вовлечение в управление настолько большое, что задницу стартапы и бизнесы готовы продавать лишь за большие деньги. В общем, как с квартирами.

Про всякую дичь типа инвестиций в машины, часы или монеты даже не будем говорить.

“Эх, вот если бы можно было купить долю в чем-то большом, легко ликвидную, растущую, и с минимумом проблем. — писал обремененный деньгами инвестор Деду Морозу. — Но чтобы можно было при этом участвовать в управлении, а я сам ничего не был должен”.

Дед Мороз послушал инвестора, и создал для него фондовый рынок.

По крайней мере, так это продают маркетологи бирж сейчас.

Часть 4. Хвост и грива биржи ценных бумаг.

Есть такая поговорка, популярная среди инвесторов: “Money talks, bullshit walks.” Так что чтобы понять, почему мы вообще вдруг стали говорить за акции, давайте посмотрим на цифири.

Untitled

Квартиры в Манхэттене, одной из топовых локаций для инвестиций в недвижимость, с 2010 по 2019 выросли на 32%[пруф], получается 3,5% в год[пруф]. S&P500 (топ-500 лучших компаний торгующихся на бирже) в среднем дали 13,6% в год[пруф].

Разница почти в 4 раза. Рост сохраняется десятилетиями и убыстряется. Вот почему об акциях и ценных бумагах говорят.

А еще у ценных бумаг идеальный баланс главных характеристик инвестиции.

Предложение и ликвидность невероятно высоки. Если ты не живешь в жопе типа Северной Кореи или России (теперь), то ты можешь сделать аккаунт у брокера в два клика. Пока идут торги, ты можешь почти моментально купить бумаг, или перевести их обратно в деньги.

Есть функции для любителей спать и тупить. Можно поставить цену, ниже которой твои акции не должны упасть, и брокек остановит потери за тебя. Или наоборот: указать цену, за которую ты хочешь купить акцию. Прямо с телефона!

Порог входа для инвестиции в акции тоже ниже некуда. Чтобы купить акцию Apple, сейчас нужно $160, а билет популярного ETF Vanguard стоит $217 (я поясню, что это такое позже). Преимущества на лицо не только перед квартирами, но и перед золотом с его $2,000 за унцию.

Но откуда же берется рост цены бумаг?

Рост идет из спроса на бумаги на бирже. И тут-то начинаются сложности.

На поверхности, **биржа очень проста, **как проста игра в наперстки. Те, кто хотят продать бумаги, говорят цену, которую хотят получить. Те, кто хотят купить бумаги, говорят цену, за которую готовы продать. Продавцы ищут самую высокую цену, а покупатели — самые низкую.

Если спрос и предложение совпадают, происходит сделка. Если предложение больше спроса, то часть продаж не проходит, и продавцы ставят цены ниже. Если спрос больше предложения, то часть покупок не проходит, и покупатели повышают свою цену, чтобы купить уж точно. А среднее всех этих цен — общая котировка, которую показывает Гугл, если вбить “акции Эпл стоимость.”

А современная биржа это все автоматизирует и следит за тем, чтобы все происходило по правилам. Раньше, до компьютеров, чтобы провести сделку брокеры махали табличками, горланили и даже дрались.

Брокеры древности обкашливают вопросики на бирже.

Брокеры древности обкашливают вопросики на бирже.

Барышня подбивает итог их обкашливаний в виде котировок.

Барышня подбивает итог их обкашливаний в виде котировок.

С точки зрения теологии финансовой науки, биржа — это аватар того самого Рыночка, который Решает. “Хорошее” на нем дорожает, “плохое” уходит в мусор, а разницу между добром и злом на бирже определяет спрос. Биржа — это живое божество современной экономики, со всеми её достоинствами и недостатками.

Короче, все просто, да? Тупо берешь деньги, кладешь в биржу, из окошка вынимаешь акции. А потом, если захотелось, кладешь в биржу бумаги и из окошка вынимаешь доллары.

Нафиг нужны тогда другие способы инвестиций, если есть ценные бумаги?

И сейчас наступает тот момент, где нужно сосредоточиться и не сойти с ума.

Рынок ценных бумаг ОЧЕНЬ сложен, без преувеличений — как сложна любая мошенническая схема. Вот только некоторые из сущностей, с которыми вам нужно быть знакомыми, чтобы не быть в чатах маминых инвесторов лохом.

Шорты, лонги, фючерзы, опционы. Акции с дивидентами и без них, с правом голоса из без оного, привилегированные и не очень. Акции с котировками и из-под полы, венчурные инвестиции и вечные споры о том, кто король — кеш, золото, ETF или крипта. Разница между Нью-Йоркской и Лондонской биржей и знание о том, кто звонит в колокол.

Чтобы стать настоящим знатоком, наконец, вы должны понять выражение: “Стал в позицию с плечом, а тут на рынок пришел медведь и порвал сраку нахрен.” Это не про Россию, если что.

Короче, реальный рынок — максимально сложная, иногда контринтуитивная схема. Которая опирается на столетия британской истории и восходит к межмонаршеским договорам средневековья и венецианским купцам.

И всю эту сложность используют против диванных инвесторов, прямо как в наперстках или рулетке. Морочат голову, чтобы вы не могли действовать в своих интересах.

Так что не будем играть по чужим правилам. И вернемся к тому, в чем мы сильны — думать практически и раскладывать сложное на простые составляющие.

Часть 5. Как из ценных бумаг получают профит?

Так как экскурс в матчасть затянулся, давайте вспомним для чего мы вообще полезли на рынок ценных бумаг.

Цель инвестирования, заработков, любой деятельности вообще — это манипуляция ценностью. Добыча, сохранение, перераспределение, и так далее.

Ценность — это дух, который рождается из труда и капитала. Ценность неуловима и неизмерима; ее можно поймать в деньгах, но оттуда она выветривается инфляцией.

И если посмотреть на рынок ценных бумаг с точки того, что они делают с ценностью, все становится на свои места. Например:

Трейдинг

Трейдинг позволяет на рынке ценность создать с ноля — за счет покупки бумаг и перепродажи дороже. Так как колебания стоимости акций можно предсказать, то это профессия. Но так как предсказать наверняка нельзя, то это одновременно и казино.

Об этом весь “Черный лебедь” Талеба: как люди пытаются заработать на неопределенности, и почему неформальные инструменты и эмпирический подход в казино работает лучше экономической теории. Для трейдеров же придуманы всякие сложные инструменты, чтобы трейдерам казалось что они на что-то влияют.

Управление займами

Отдельное искусство. Это любят делать государства: давать в долг под процент, причем долг выпускать в бумагах чтобы его можно было перепродать. Естественно, чем мускулистей страна — тем желанней ее облигации: лидирует на рынке США.

Так же банки могут сделать пакетно бумаги с долгом физлиц, но надежность у них поменьше чем у гособлигаций. Бумаги по американским ипотекам, например, толкнули кризис 2008 года. Помню, тогда бабушка пекла оладьи из моркови и называла их “антикризисники”.

К слову, если твоя страна не США и не может напечатать доллары на обслуживание госдолга, то фонды могут выкупить твои никому не нужные облигации во время кризиса за копейки. А потом использовать лобби чтобы отжать у тебя активы и поставить на счетчик. Так сделал фонд Зингера с Аргентиной в 15-летней многоходовочке [пруф].

Акционерство

Акции сами по себе — инструмент управления в широком смысле слова. Для крупных акционеров — возможность беспрепятственно входить и выходить в управление разных компаний. Равно как и закрыть вход в директора крупных компаний людям “из улицы”.

Например, чтобы голосовать как инвестор Apple и влиять на Тима Кука, у тебя на руках должны быть от 3% акций компании. Чтобы купить их сегодня, нужно 80 миллиардов долларов НАЛИЧКИ.

Не акций, за счет которых то Безос, то Маск самый богатый человек мира, а налички. КЕША. Живых денег. Тех самых, которые инфляция жрет как моль шубу. И это мы не учитываваем, что у Apple есть устав, по которому голосовать могут те кто держит акции 3 года, директоров ограниченное количество…

Короче, это возможно только для институций вроде теневого еврейского правительства государств, фондов и больших корпораций. Да и то не всех.

$1 вложенный в Apple 5 лет назал — $3.69 сейчас. А еще, даже с громадными деньгами повлиять на Apple стало в 3.69 раза сложнее.

$1 вложенный в Apple 5 лет назал — $3.69 сейчас. А еще, даже с громадными деньгами повлиять на Apple стало в 3.69 раза сложнее.

Заодно с помощью акций можно управлять и сотрудниками. Например, пообещать опционы на покупку акций ниже рыночной цены за верную службу. Или как Убер в ранние годы, провернуть многоходовочку, чтобы уволившиеся раньше срока платили за них громадный налог — и заставить сидеть на корабле до последнего.

И, наконец, есть накопительное инвестирование. Та самая консервация ценности и защита денег от инфляции, с которой все началось.

Именно накопление, мой дорогой читатель, это тема нашего разговора. Именно оно интересно тебе, если ты хочешь сохранить денежки. И именно оно — повод развязать Третью Мировую войну.

Часть 6. Профиты акций для тебя, %username%

Инвесторам, игрокам на бирже и прочим любителям побаловаться с нервишками приготовиться.

Сейчас будет заявление, от которого вам станет дурно, ибо вы потратили пару тысяч теперь золотых баксов на курсы по трейдингу.

Для обычных физических лиц, есть только два годных инструмента накопительного инвестирования в ценные бумаги:

  1. Акции S&P500 (500 самых дорогих американских компаний) по отдельности.
  2. Биржевые индексные фонды (“exchange-traded fund”, тут и далее ETF), которые следуют за S&P500 (или топ 50, 100 и т.д.). В остальные игры с физлицами выигрывает казино.

На этом моменте, любоей серьезный™ трейдер начинает кричать о гособлигациях, опционах, золоте, серебре, ну вы сами поняли. Столько же прекрасных инвестиционных аргументов не для лохов®!

Конечно же, я ничего не шарю в финансах и лишаю читателей возможности озолотиться и защитить кровно нажитое. Я — бендеровский агент, проводящий финансовую спецоперацию с целью спасти население СНГ от сбережений.

Но руки прочь от кнопки “Отписаться”. У меня есть хорошая аргументация, почему именно акции и индексные фонды.

Во-первых, если хочешь знать, где водятся олени — следи за волками. Опытные игроки чуют кровь денег и идут по ее следу.

Монобанк, когда запускал свое брокерское приложение в Украине, включил только топ-100 S&P500 и топ-10 ETF. Robinhood, самое большое американское приложение, сделало так же. Действующие частные банкиры (читай: “люди, которые инвестируют вместо тебя”) лохам с маленькими портфелями (хотя бы до сотни тысяч долларов). советуют акции Apple, ETF и гособлигации.

Во-вторых, у топ-акций и индексных фондов идеальный (казалось бы) баланс главных характеристик инвестиции: предложения, порога входа и ликвидности.

Напомню материал предыдущей части: чтобы купить акцию Apple, сейчас нужно $160, а билет популярного ETF Vanguard стоит $217. Преимущества на лицо не только перед квартирами, но и перед золотом с его $2,000 за унцию.

Во-третьих, человечеству неизвестен трейдер, который бы долгосрочно смог показать прирост ценности акций выше, чем средний прирост по всему S&P500[пруф].

Известен только хомяк, который выбирал крипту для покупки случайно. Этим все сказано.

Самый успешный криптотрейдер мира онлайн. Заработал себе на огурец.

Самый успешный криптотрейдер мира онлайн. Заработал себе на огурец.

К этому моменту, у читателя не осталось сомнений — от суки-инфляции, его деньги может спасти только покупка акций. И когда война закончится, удастся выбраться в нормальную юрисдикцию без санкций, он сразу же переведет весь свой депозит в бумаги!…

Не так быстро, ковбой. Правда в том, что с акциями, ты не управляешь рисками.

Часть 7. Риски акций, которыми ты не управляешь, %username%

Правда в том, что с акциями, ты не управляешь рисками.

Ну вот никак. Все, чем ты можешь сгладить риски — это продавать бумаги, которые тебе кажутся рискованным, и покупать менее рискованное. Но ты не можешь на них повлиять своими действиями.

“Да так же принято…”, начинают тут обычно возражать диванные инвесторы. Но мы не обратим на это внимание.

Принято, да не нами — мы ничего не принимали. А просто смиряться с чужими порядками не в правилах Психотронной Тюрьмы.

Если по-вашему, возможность продать акции в любой момент это управление рисками, то тогда управление автомобилем — это не возможность крутить руль и жать педали, а возможность выпрыгнуть из машины в любой момент. Иногда на полном ходу, обдирая локти и череп об асфальт.

Управление — это когда ты можешь повлиять на ситуацию, или хотя бы принять решение до наступления тех самых рисков. Для того, чтобы управлять рисками акций, тебе нужно знать будущее. И сделать фундаментальное допущение — что фондовый рынок будет вести себя так же, как последние 50 лет.

Ведь чем сложнее система, тем она стабильнее, да? 😏

Слет микротрейдеров на бирже. Фото в цвете.

Слет микротрейдеров на бирже. Фото в цвете.

Но я прекрасно знаю, что даже прочитавших “Гарри Поттер и методы рационального мышления” и “Черный Лебедь” Талеба эти слова не убеждают. Таковая эволюция нашего вида: если все похожие на тебя обезьяны вокруг делают что-то, желание последовать за ними сильнее, чем зов разума.

Так что давайте узнаем, как работают акции на самом деле.

Правда 1. Акции не дадут управлять компаниями лично тебе.

Мы уже ранее разобрались с тем, что пусть акции формально позволяют управлять компаниями, эта история не про тебя, %username%.

Даже если тебе удастся накопить 80 миллиардов долларов, чтобы получить право голосовать как акционер Apple, тебе нужно еще рожей выйти — просидеть три года на акциях, например. И даже так, у тебя с 3 процентами фиг удастся повлиять на выбор директоров — тех самых, кто будет вить веревки из Тима Кука и приводить его к ответу.

Начнем с того, что рожей надо выйти даже для того, чтобы 80 миллардов налички вообще сохранить от инфляции, не охренев от налогов. Ах, да, налоги…. За навар больше суммы, что ты вложил на биржу, ты платишь налог на прибыль. В США можно умудриться заплатить налог даже если на бирже ты прогорел. А еще есть комиссия брокера.

  • Анекдот (клик чтобы открыть)

    Некий инвестор впервые оказался в районе нижнего Манхэттена. Ему показали множество роскошных яхт, пришвартованных рядом с центром финансового мира, и объяснили, что это яхты самых удачливых брокеров. Вопрос инвестора «А где же яхты их клиентов?» остался без ответа.

Короче, правда такова, что:

  1. Чтобы управлять рисками акций компании, ты должен знать будущее.
  2. Чтобы угадывать и определять будущее хоть в какой-то мере, нужно знать что компания планирует делать и влиять на решения.
  3. Чтобы знать внутренние планы компании и влиять на них, нужно иметь доступ к совету директоров.
  4. Ты его не имеешь, %username%.

Да-да, в США все компании, которые торгуют публично акциями на бирже, обязаны выпускать ежеквартальный и ежегодных отчет о тратах, прибыли, рисках и планах. Внутренние тайны и планы открыты, если только не касаются разрешенных законом бизнес-тайн.

Но рынок работает так, что цены акций падают при выходе даже успешного отчета. А история показывала не раз: отчетами даже самых крутых компаний можно подтереться, если ее менеджмент задумает учинить суету. Об этом позже будет реальная история.

Правда 2. Акции не дают прав на имущество компании лично тебе.

А что же насчет владения компанией? Акция ведь — это доля в компании, кусочек ее плоти, так? И если что-то случится, то инвестор может претендовать на эту плоть — вынести монитор из офиса там, или хотя бы получить компенсацию.

Не тут-то было.

Во-первых, стоимость акций =/= стоимость компании.

Вспомним: цена акции в деньгах определяется исключительно спросом. Финансовые успехи, размер компании, эффективность — это все лишь способы привлечь спрос на акцию, но ценности не порождают.

Примеров тому сотни. Недавно, акции Сети магазинов игр GameStop раздули в несколько раз диванные трейдеры из Реддита, огранизовав спрос вручную [пруф]. Вопреки логике, те же акции Apple сперва слегка падают после успешной пресконференции с новыми продуктами — потому что трейдеры закрывают позиции по Apple на волне спроса и немного промахиваются. А Нетфликс вообще в минус работает, а на бирже торгуется отлично.

Исходя из этого, во-вторых, самые популярные компании переоценены.

То есть, их акции стоят дороже, чем сами активы компаний.

У Apple, раз мы уже к ней доковырялись, всего активов на 381 миллиарда долларов[пруф]. Это все, что можно продать: от офисов и столов в них, до патентов и запасов айфонов на складах и рабов-уйгуров в Китае. А акций выпущено на 2663 миллиардов долларов.

То бишь, стоимость акций Apple в семь раз больше стоимости самих Apple.

“Ну, окей, — скажете вы. — В случае чего, из каждых $163 за акцию Apple я получу $23 компенсации. Точно лучше, чем $0 из каждый $163 сейчас в Ирпине, или вскоре в Москве.”

Не тут-то было (х2).

Ибо во-третьих, компании на бирже в долгах как шелках.

Итак, у Apple обязательств — долгов, договоров с выплатами, задолженных зарплат, и всех прочих претензий, которые ей могу выставить не-акционеры[пруф] — на 309 миллиардов долларов.

А прикол в том, что при ликвидации компании (банкротство или санкции), в первую очередь выплаты идут кредиторам, сотрудникам, и по прочим обязательствам[пруф].

Акционеры получают выплаты последними.

То есть, акционеры Apple будут делить между собой не 381 миллиардов долларов, а всего 72. И из каждых $163, назад вы получите всего $4.4.

Четыре доллара четыре цента, плюс комиссия, плюс налоги, плюс на пиво.

Правда 3. В реальных передрягах, инвесторы не получают ничего

Кейс из американских учебников — банкротство “Энрона” в 2004. Активы на 2001-й год 65.5 миллиарда долларов. Это 109 миллиардов на сегодняшние деньги — ничо себе инфляция сожрала ценность денег, да?

Наш Apple в то время был манюний, всего с 6 миллиардами активов, а Энрон имел десятки тысяч сотрудников и работал в 40 странах. Он торговал газом, электричеством, бумагой, и вообще был стратегически важной компанией. Корпорацию проверяли ежегодно “Arthur Andersen”, одна из топ-5 независимых аудиторских контор, и ее акции торговались отлично.

Если бы вы хотели вложить деньги во что-то надежное в двухтысячных, не хайповое как Теслу, и не безумное как крипту — то выбрали бы Энрон.

Untitled

Короче, Энрон был чем-то столь незыблемым и крутым, как сейчас Apple, Microsoft или Amazon. Без шуток. А потом Энрон одночасье рухнул.

Оказалось, что профиты воровались, убытки скрывались, и вообще на самом деле™ там было не торжество капитализма, а токсичная культура и мудаки. Аудиторы действовали заодно с компанией вопреки своей репутации™, а “специальный отдел управления рисками” с докторами наук экономики и математики оказался шляпой.

Главменеджера посадили, главдиректор умер при таинственных обстоятельствах — а активов не хватило даже чтобы рассчитаться с кредиторами. Не говоря уже об акционерах, которые остались ни с чем.

Главный вывод

Со времен Энрона ужесточились законы по отчетности, информации стало больше, операции компаний прозрачнее, а Комиссия по ценным бумагам США стала всемирно известной (Дуров, привет).

Но это не отменяет вывода, который мы можем сделать из трех сегодняшних правд про акции.

  1. Судьба ваших денег, инвестированных в биржу, находится в руках директоров компаний и менеджеров.
  2. Вы не можете на них повлиять.
  3. Вы понятия не имеете, какие интересы они преследуют.

К слову, поэтому всех этих авторитетов из Твиттера так бомбит, что Маск и Цукерберг — и директора, и глав. менеджеры (CEO) одновременно. Потому что по сложившейся традиции, директора присматривают за выгодой акционеров, а менеджеры — за прибыльностью и здоровьем компании.

И как вы видите, финансисты справедливо считают, что эти две стороны имеют разные интересы 🤔

Остается только один вопрос.

А кто же те люди, кто владеет дорогущими долями акций с правом голоса и назначет директоров? И почему им может понадобиться Третья Мировая?

Об этом мы узнаем в следующей части.

Психотронная Тюрьма